Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
Поделись НЭПом
USD: 59.9102 + 0.0917
EUR: 69.6816 - 0.0189
Погода и курсы валют

«Спасет от смерти врач Геранин»

«Спасет от смерти врач Геранин»
2 июня 2017 года на 85 году ушёл из жизни врач Геранин Гурий Константинович. 52 года он работал в системе ухтинского здравоохранения и, безусловно, знаком многим жителям нашего города, благодарным ему за его знания и труд. В память об этом человеке мы публикуем очерк, опубликованный Издательским домом «НЭП» в 2009-м году. Будем помнить.

«Уж если в голову ты ранен, То не спасет и цитрамон . Спасет от смерти врач Геранин И на ноги поставит он». (Голубков, 16 палата, 1976 год). Подобных стихотворений, выписанных Гурием Константиновичем Гераниным на память из больничной книги отзывов и предложений в период его работы хирургом в Шудаяге, немало. За более чем 40 лет Геранин спас не одну человеческую жизнь. И сегодня он – детский врач-ортопед, хирург, которого знает практически каждый ухтинский родитель...

Бывший житель Архангельска мог бы вообще никогда не узнать, что есть такой город – Ухта, если бы в свое время отец Геранина, Константин Павлович, служивший в особом отделе, не поплатился за правду: выяснил, что секретарь обкома партии занимался переправкой леса за границу. За возражение власти был разжалован, исключен из партии и в 1937 году сослан в Ухту, где впоследствии стал трудиться опять в спецотделе. 

Под Новый 1938-й год маленького Геранина и его маму выселили из квартиры дома милиции, в скором времени они приехали к главе семьи. Войну застали на севере. «Голодно, фуфайка, штопаные штаны и... коньки. Я всегда их любил и даже в войну не бросил», – говорит он. Желание связать свою жизнь с медициной у Гурия возникло не сразу. После седьмого класса он поступил в Горно-нефтяной техникум. На третьем курсе понял – не его. Немного проработал чертежником-картографом, в 51 году пошел в армию, в Морфлот на три года. Там же же окончил экстерном последние два класса. Демобилизовавшись, сразу поступил в Горьковский мединститут на лечебный факультет.

Учеба одному из лучших врачей в Коми (!) давалась нелегко. Вспоминает, как в институте сдавал зачет по фисколоидной химии шесть раз, и уже практикуясь, убедился в верности слов преподавателя: «Вспомнишь меня, вызубришь ее как следует, она еще не раз пригодится». Как среди студентов ходило утверждение: «Сдать профессору Опарину оперативную хирургию на пять, сразу можно жениться». Сдал... Без подготовки... И даже женился, только немного позже, на студентке этого же вуза. 

Как на втором курсе темпераментный ухтинец («Я взрывной, если вижу несправедливость, буду бороться до конца») не пришелся по нраву одному из ассистентов кафедры анатомии. Итог – двойка. Он сразу же пошел к декану, заявив, что знает не меньше, чем на четверку. 

Доказывать знания пришлось перед  комиссией, без билетов. «Получил «хорошо», пятерку после двойки ставить неудобно. А за двойку можно было и попрощаться с институтом», – смеется врач. Его действительно хотели исключить, но отнюдь не за неуспеваемость, а опять-таки за характер и самостоятельно принятое решение. На втором курсе откликнулся на комсомольский призыв и без разрешения уехал на целину. Память о тех временах – медаль «За освоение целинных земель» (она-то и спасла будущего хирурга от неминуемого исключения). Правда, последние курсы он заканчивал уже в Саратове. Пришлось поехать за супругой, которую направили туда по распределению. 

А после выпуска вернулся в Коми. Сначала работал в больнице на зоне в Княжпогосте. Там набирался опыта, там провел свою первую в жизни сложную операцию. Во время преследования сбежавших заключенных под обстрел случайно попал вольнонаемный. «Ранение было очень тяжелым. Я не знал, с чего начать, кости руки были до такой степени разбиты... Что смог, то восстановил», – делится Геранин. 

Каково же было его удивление, когда год спустя, приехав в Ухту (1964-й), услышав звонок в дверь своей квартиры, посмотрел в глазок и увидел тушу теленка. Пациент этаким образом отблагодарил хирурга за спасенную руку. В будущем на его долю выпадут десятки сложнейших операций. Сначала совмещал работу хирурга в поликлинике и дежурство в больнице в Сангородке (не забудет самое тяжелое, во время которого привезли человека с поражением центральной нервной системы из-за удара током в 360 ватт, у которого к тому же неожиданно развился еще аппендицит). 

Потом перевелся в травматологию. С Анатолией Федоровичем Секачевым первыми в Коми стали заниматься костной пластикой. Пересаживали либо кости больного, либо умерших людей. Как-то оперировали больного из Ижмы с диагнозом остеомиелит. Лучевая кость у мальчика отсутствовала. Сделали пересадку кости с ноги на руку. Это была самая тяжелая операция из тех, что они сделали, и уникальная для Ухты того времени. Параллельно Гурий Константинович освоил нейрохирургию в Институте имени Поленова в Санкт-Петербурге. И в 1973 году вместе с ухтинским доктором Трофимовым организовал нейрохирургическое отделение в Шудаяге, возглавлял его до 1979 года. Однако из-за ссоры с бывшим главным врачом больницы был уволен за... несоответствие занимаемой должности. 

«Но я оставался во внимании главного нейрохирурга СССР. Он меня поздравлял с праздниками, это о многом говорит», – рассказывает 76-летний Гурий Константинович. «На улице» врач не остался. Всю жизнь проходивший всевозможные медобучения (последний сертификат датирован 2005 годом), он усовершенствовал знания по общей травматологии, хирургии, детской травматологии и ортопедии. Стал работать детским ортопедом. Ради этого пришлось съездить в Санкт-Петербург – досдал экзамены по педиатрии, после официально начал практиковать как детский ортопед-травматолог и хирург. В первую очередь навел порядок в своем кабинете. Завел картотеку постоянно наблюдаемых детей. Сегодня их – 370. «Когда я сюда пришел, увидел, что много косолапости, детской костно-мышечной патологии. 

В исполкоме под председательством Александра Зерюнова добился, чтобы включили в программу строительство детского сада для детей с костно-мышечной неврологической патологией. Этот сад № 40. Я и там первое время работал на полставки, чтоб все наладить», – говорит он. Как рассказал ортопед, сейчас часты случаи болезни Пертесса. «Когда головка бедра разрушается и надо это срочно останавливать. Много элементов недоразвития тазобедренных суставов, сколиозов, косолапости. Но надо сказать, что Ухта в этом плане стоит на должном уровне, у нас нет запущенных случаев, жалоб, что плохо лечили. Есть жалобы на то, что я как следует отругаю какую-нибудь маму за то, что ребенка запустила». В день Гурий Константинович принимает от 30 до 60 пациентов. 

Он объясняет, что ребенок до года развивается скачкообразно. «Через три месяца после приема видишь, а там уже патология, – продолжает Геранин. – Или сегодня ребенок пришел с температурой и болью в суставе, смотришь – вроде все нормально. Приглашаешь через день, а там уже загноение костной ткани. Знаете, с детьми надо обращаться только на вы, очень осторожно и внимательно. В республике никто не умеет так исправлять косолапость, как я, – без операции: умом и руками». 

За 47 лет он ни разу не пожалел о своем выборе профессии. Говорит, что сросся с медициной. Не жалеет и о том, что в свое время отказался от предложения работать в Центральном институте ортопедии и травматологии в Москве (не любит столпотворения больших городов). Даже в свободное время, в перерывах между лыжными прогулками и занятиями механикой и электрикой (хобби Геранина), он читает Большую медицинскую энциклопедию и литературу. 

Есть у него и задумка – изобрести специальное приспособление для исправления сколиоза, но его создание и экспериментирование, к сожалению ортопеда, слишком затратны. «Оплата врачей – безобразие. Ухтинской медицине не хватает специалистов. Прежде всего, они должны быть узкого профиля. Нельзя охватить все. И, конечно, достаточный заработок. Если врач после работы не занимается собой, а думает, где достать кусок хлеба, профессионала из него не получится. Начинающим врачам советую сперва поработать в стационаре. В поликлинике должен работать врач, который знает технологию оперативного вмешательства и специальность. Это сложная работа, но и благодарная. Пациенты всегда помнят о тебе», – добавил Гурий Константинович.

Олеся Колесник,  kolesnik@nepsite.ru

Фото Александра Скорнякова и из архива Гурия Геранина

Комментарии (0)

ava01
жирный курсив подчеркнутый зачеркнутый цитата код ссылка картинка
Проверочный код
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Использование авторского контента и фотографий портала в коммерческих целях разрешено только с письменного согласования.
Написать в редакцию

Напишите нам