Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
Перейти на сайт
Поделись НЭПом
USD: 59.2746 - 0.3579
EUR: 69.6654 - 0.6950
Погода и курсы валют

Щепить — и никаких гвоздей

Щепить — и никаких гвоздей
Физики расщепляют атомы, а он предпочитает делать «вееры» из крыльев птиц, правда, деревянных. И эти «пернатые» уже «разлетелись» по всей нашей стране и даже «свили гнезда» в далекой Японии. В ухтинском филиале ООО «Газпром ВНИИГАЗ» Олег Попов работает художником- дизайнером, а специализацию своего хобби он называет «мастер декоративного щепления по дереву».

Олег Попов в 1983 году закончил Ярославское художественное училище по специальности «Художник- оформитель». Вот уже 20 лет он постоянно участвует в городских, республиканских, всероссийских, международных выставках и фестивалях.

– Олег Игоревич, когда Вы увлеклись этим промыслом и почему именно им?
– Уже после окончания училища поехал в Архангельск на свадьбу к другу. Там впервые увидел щепных птиц и просто обалдел! В той области эти изделия очень распространены, называются «птицы счастья», их дарят на свадьбы и юбилеи. Уже когда работал в ухтинском парке КиО художником, мой напарник по мастерской Миша Кожевин помог освоить технику щепления.

Свою первую «птичку» сделал в 1991 году, когда родился сын. Повесили ее на люстре, теплый воздух поднимается вверх – она вращается. А когда смотришь сквозь ажурные крылышки на свет – такая красота! Та работа до сих пор висит у нас в квартире.

– Какое дерево используете, откуда «дровишки»?
– Использую только два вида хвойных деревьев: сосну и ель. Сосна лучше расщепляется, но со временем темнеет и приобретает темно-рыжий цвет. А ель более смолистая и сучковатая, зато остается светлой, поэтому больше подходит для росписи. Елку беру на Комсомольской площади...

– ???
– Я имею в виду новогоднюю ель, которую в марте все равно распиливают и вывозят. Прихожу каждый год с санками и увожу домой пару чурбачков диаметром сантиметров по 60. Беру только прямослойные бревнышки, делаю заготовки (для крыльев, хвоста, хохолка, туловища), кладу в таз или бак (в зависимости от размера), заливаю водой и кипячу часа два. Когда дерево пропитается водой, становится более податливым для обработки. И пока оно сырое, начинаю расщеплять.

– Чем работаете?
– Зажимаю в тиски, щеплю ножом, который сделан из лезвия старой опасной бритвы. Специальная заточка позволяет отщеплять даже самые тонкие слои: миллиметр и меньше. Сосна – более «прямолинейное» дерево, поэтому при желании можно отслоить щепочку метра в три длиной. В свое время архангельские крестьяне такой дранью крыли крыши своих изб, плели из нее корзины. Потом отдельно делаю туловище, в середине которого сверху вырезаю широкий паз. Вообще, мои крылатые изделия состоят только из двух цельных кусков дерева: поперечный, концы которого расщеплены (распущены) по «веерной» технологии, укладывается на клей в паз продольного – туловища. Сверху стыка сверлится отверстие, куда – тоже на клей – «сажается» деревянный шпенек: именно за него изделие подвешивается к потолку. В «перышках крыльев» стамеской прорезаются узоры, после чего они связываются между собой суровой нитью. Клеить можно только после того, как все детали высохнут, а на это может уйти до двух недель. Использую обычный ПВА или казеиновый.

– И сколько времени на это все уходит?
– Да очень по-разному, но, в принципе, «птицу» среднего размера можно сделать за один день – не считая сушки, конечно.

– Что Вы делаете с готовыми работами?
– В основном, раздариваю. В 2009 году в нашем филиале проходил международный семинар. Для его участников в подарок я месяца за полтора сделал 250 маленьких птичек сантиметров по восемь диаметром. Их можно было и подвесить, и поставить на подставку, в каждую коробочку положили инструкцию по сборке. Японцы тоже участвовали в том семинаре... Так что у нас с женой уже давно нет проблемы, что подарить друзьям (смеется).

– Кстати, о жене. Насколько мне известно, у Вас налажен «семейный подряд »?
– Да, я делаю «птиц», супруга их расписывает. Гражина (Микенайте – прим. ред.) закончила Сыктывкарское художественное училище, моя «коллега» по специальности. В свое время вела изостудию в детской библиотеке, преподавала в художественной школе. Росписью по дереву ее «заразила» директор ДХШ Ирина Пушина. Гражина украшает разделочные доски, ну и моих «пернатых», конечно. Использует две северные техники: мезенскую и пижемскую росписи. Для первой характерны только два цвета (черный и красный), но она зато использует изображения животных: оленей, лошадей, уточек, куропаток. В пижемской зверушек нет, а цветовая палитра расширена зеленым и иногда желтым оттенками.
А еще симпатичными, на мой взгляд, вензелями-загогулинами. Пижемскую роспись использовали еще в XIX веке в коми деревнях для украшения прялок, деревянной кухонной утвари (например, ложек), ножен для ножей оленеводов. Названия этих видов искусства произошли от гидронимов: есть даже две Пижмы (Печорская и Мезенская – по рекам, куда они впадают), которые текут и в Коми, и в Архангельской области. И река Мезень тоже протекает по территориям этих сопредельных регионов.

– «Есть одна у летчиков мечта...» А о чем мечтает мастер декоративного щепления по дереву?
– Чтобы в сутках добавилось часов пять, больше времени на творчество осталось бы.



Олег Евлампиев evlampiev@nepsite.ru
Фотографии из архива Олега Попова

Комментарии (0)

ava01
Проверочный код
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами